Научно-популярная

Крах истории Европейского фехтования

И на обломках самовластья
Напишут наши имена!
(А.С.Пушкин)

«Защита от истинной науки об оружии и ответ, данный полевым маэстро Франсиско Лоренсом де Рада, рыцарем Ордена Св. Сантьяго, маркизом де лас Торрес де Рада, старшим канцлером и бессменным секретарем Королевской Аудиенсии новой Испании и острова Санто-Доминго и Филиппин».

Командора ордена святого Сантьяго — Франсиско Лоренсо де Рада – поистине можно назвать просветителем всех «знатоков» истории европейского фехтования – что ныне существующих, что их предшественников.


Как известно, основатель одной из фундаментальных доктрин глубинной психологии,  Липот Сонди говорил так: «Выбор делает судьбу». Выбор профессии, дела, человека…
Вот и сегодня тот самый миг, когда выбор одной книги в рамках научного исследования,  в ходе подготовки к научной экспедиции 2019 года в Мексику,  определил судьбу всего мирового исторического экскурса к глубинам, породившим «европейское фехтование».
Откровенно говоря, я так и знал, что, начав изучать Мексику, мы откроем много интересного; что без понимания истории Аргентины, Бразилии и прочих стран Латинской Америки размышления на тему «подлинной» или «правдивой» истории европейского фехтования не будут полноценными, равно как и изыскания в области европейского мистицизма.
Но то, что одна книга способна разрушить всю современную картину представлений об истории Европы – такого даже я не мог предположить, когда впервые в моих руках оказался один знаменательный труд. Кажется, в художественной литературе такие встречи описывают особенными эпитетами и вообще называют судьбоносными…

Сама по себе эта книга «ужасна». И проблема современного средневзвешенного коэффициента интеллекта кроется ещё и в том, что обыватель, встретив эту книгу, вряд ли отдаст ей должное уважение и вообще поймёт, «что к чему». Но тем-то и отличается научное исследование от праздного удовлетворения любопытства. Факты — упрямы, против их существования в науке ничего не скажешь.
Что же, обо всём по порядку. В первую очередь позвольте познакомить вас с самим автором трактата «Защита от истинной науки». Это полевой мастер Франсиско Лоренс де Рада, рыцарь Ордена Св. Сантьяго, маркиз де лас Торрес де Рада, старший канцлер и бессменный секретарь Королевской Аудиенсии новой Испании и острова Санто-Доминго и Филиппин. Каково звание, дамы и господа? Солидно и уважаемо, не так ли?
И знаете, что первое «бросается в глаза»? То, что перед нами РЫЦАРЬ – тот, кто держит оружие в руках, сражается и побеждает. Не тот, кто просто трактаты пишет! Рыцарь! Тот, кто действительно прошёл огонь и воду. Тот, кто прошёл войну, кто участвовал в войне на Филиппинах, в Мексике — да в разных операциях Конкисты. И учителями де Рада были такие же рыцари, которые воевали и сражались настоящим образом.
И начать наш с вами разговор нам придётся с крайне «неприятной» темы.

КТО ЖЕ ВОЕВАЛ В ЕВРОПЕ?

Британские справочники по фехтованию (а позже и прочие, подражая им) заявляют нам о «величайших мастерах» — таких как Ахилле Мароццо, которого и вовсе величают «родоначальником европейского фехтования». Не менее потрясающими Маэстро позиционируются Джакомо де Грасси, Камилло Агриппа, Франческо Альфиери и многие другие…
Но все регалии величия заявленных мастеров тускнеют и, даже,  тухнут от одного единственного вопроса, заданного рыцарем Ордена Святого Сантьяго:
 «А КТО ЭТИ ЛЮДИ?»

КТО ОНИ ТАКИЕ? Они никогда в жизни своей не воевали, к войне и воинскому искусству не имеют никакого отношения.

Кто они? Они «Маэстро». Они не рыцари, не воины. «Маэстро?» Да пусть и так. Но эти люди не воевали ни в одной кампании. Они просто написали книжки, при этом ни разу не приняв участие ни в одном военном сражении.
А кто «имеет право» вообще задавать им, «маэстро признанным» такие неудобные и даже «гадкие» вопросы? Кто им противостоит?
Ни много ни мало, такие феномены,  как Генерал Иеронимо де Карранза, Луис Пачеко де Нарваэс, равно как и представители всей Неаполитанской системы, что прошла и войны, и баталии, и сражения. Неаполитанская школа «не просто участвовала» в войне, она вышла из войны, она была рождена ею и закалена в сражениях, как в горниле печи.

К примеру, трактат маэстро Николо Теракуза и Вентура «Истинное Неаполитанское Фехтование» 1725 года даёт чёткое понимание читателю о том, что есть на самом деле Неаполитанское фехтование (и что оно не равно Итальянскому фехтованию); насколько ценилось и почиталось данное искусство выражают нам следующие слова из трактата: «… и убедился я в этом, обойдя Италию, Испанию, и Францию; говорю вам, что Неаполитанское Фехтование является цветком всех Наций.»

Так откуда же возникло европейское фехтование?

Явно не из книг, как вы понимаете…
Франсиско Лоренс де Рада берётся ответить на этот вопрос, ибо поколения в веках должны понимать, как на самом деле выглядит история фехтования.
В качестве точки отсчёта изложения выберем 1711 год – именно этот год выступает годом издания трактата Франсиско де Рада, командором ордена Святого Сантьяго. Итак, цитирую его слова:
«300 лет назад, — соответственно, это ориентировочно 1411 год – настоящая фехтовальная система существовала в полном объёме на Сицилии и в Калабрии». Что произошло далее? Эти люди, владевшие знаниями фехтовальной науки, ушли на войну – отправились завоёвывать континенты, что позднее в истории получило название «испанской Конкисты».
После завоевания континентов воины вернулись в свои родные земли, домой. Эти люди и послужили причиной возникновения таких мастеров, как Сальваторе Фабрис, Джакомо де Грасси, Камилло Агриппа и другие. Заметьте: действительно, проходит около ста лет и в 1508 году на Венеции появляются первые (!) трактаты по фехтованию, вообще, как явление в истории. Но трактаты венецианские были написаны «не просто так»! Если бы не было Испанской Конкисты, если бы её победители не вернулись в родные земли, ни о каких трактатах в дальнейшем не могло бы быть и речи.
В частности, всеми уважаемый Франческо Альфиери так и пишет: «Есть смысл только в том, что прошло войну и дуэли». Бесспорно, слова Маэстро правдивы, но сам Альфиери — равно как и де Грасси, Капо-Ферро, Фабрис и пр.- никогда не воевал! Эти люди не прошли ни одной войны…так откуда же они «берут» нужную информацию? Почему они вообще ею располагают? Причина проста: они обо всём узнали от тех, кто вернулся с войны, от тех, кто принимал участие в испанских завоевательных войнах, от тех, кто сражался.

И поэтому фехтование возникает в Испании. По сути, нигде более в Европе оно и не может возникнуть, поскольку кроме Испании никто более не ведёт завоевательных войн, сравнимых с испанскими масштабами. Документы нигде более не возникли и не могли возникнуть (где же им ещё «взяться»?)
Рыцари, вернувшиеся с войны и выступают причиной возникновения всех последующих «маэстро». Именно у этих рыцарей и учились, от них перенимали знания настоящим образом, у них «набирались уму-разуму»… А позже таковые «ученики» превратились в «мастеров», которые по факту ни разу не приняли участие ни в одном военном сражении!
Хотите знать, что произошло дальше? Проще простого. Каждый из новых «Маэстро» возомнил, что он один-единственный знает фехтование досконально. Таков и был следующий шаг, как его описывает командор ордена Святого Сантьяго, де Рада. Каждый возомнил, что лишь ему ведомы секреты фехтования. Бывали даже такие прецеденты, как в исполнении Ахилле Мароццо, который требовал клятвы от своих учеников в том, что они «никому ничего никогда не расскажут».
Но и это – не конец. Дальше – больше. Ученики Мароццо, Агриппа, де Грасси на «достигнутом не остановились». Понимаете, психологически «человек» — это такая «любопытная субстанция», что не желает учиться лишь у одного мастера. Преимуществ хочется побольше! Так и действовало поколение последующих учеников. Кто-то сначала учился у Фабриса, потом приезжал к де Грасси (условно), потом – к третьему «Маэстро», собирая тем самым собственное представление о фехтовании, познавая части частей. И так они начали собирать свои собственные, новые системы, синтезируя на свой лад мысли Маэстро, их обучавших. Это был следующий шаг. Заметим, что ничего не меняется (не синтезируется и не претерпевает изменений) только в Калабрии и на Сицилии. В Европе же происходит самый настоящий «бум». Синтез в лице отдельных личностей порождает настоящий винегрет, над которым возвышаются и реют «новые Маэстро», создающие и новые школы, и новые трактаты. Ученики новоявленных маэстро не отстают от своих предшественников – и уже последующие волны «винегрета» и «синтезируемых на новый лад» авторских систем порождает всё новых и новых Маэстро. И так происходит – до бесконечности. Все эти плоды «синтеза и компиляции» командор ордена Святого Сантьяго Франсиско де Рада определяет весьма точно, как «шлак Дестрезы».

В подтверждение хода изложения приведём цитату из трактата:
«…если вы не знали, более трехсот лет назад эта доктрина практиковалась в провинции Калабрия, Царство Неаполя и в Сицилии с двойным оружием среди некоторых наших испанцев, чьи письма я тщательно записал в городе Барселона в доме моего друга доктора Дона Педро Солер, известного рыцаря в этом княжестве и одного из фехтовальщиков, с которым я общался в своё время. Это учение продолжалось до тех пор, пока его не смешали такие маэстро как Акилла Мароццо, Джакомо ди Грасси, Сальватор Фабрис и другие.
Они полностью исключили ее, потому как это подделка.
…Что же касается того, что, по их мнению , мало или вообще нет правил, то я отвечаю: он рассматривал такое положение,  как обычный шлак Дестрезы».

Как видите, недаром де Рада задаёт вопрос: «Назовите хоть одного Маэстро в Европе, который бы прошёл войну?» Таких нет. Поэтому командор ордена Святого Сантьяго и даёт заключение о том, что перед нами «подделка». Всё просто смешали и системы исчезли как таковые – их более не стало. Поэтому и трактаты, которые мы читаем в исполнении того же Фабриса или де Грасси, не являются учебниками, но выступают исключительно сводом мыслей и размышлений автора на заданную тему. Если же мы обратимся к таким трудам, как «Величие меча» Пачеко де Нарваэса или «Философия Оружия», Иеронимо де Карранзы, однозначно можно сказать: перед нами – учебники.
По сути, фехтование возникло в Испании не потому, что «кому-то больше нравится Испания» и не потому, что «испанцы лучше, чем французы», но потому, что эти люди прошли длительную и суровую войну, что длилась веками.
Более того, акцентируем ещё раз внимание на том факте, что ещё в 1410 году фехтование существовало в Калабрии и на Сицилии, и уже с этих земель было принесено в Испанию. Да, воины Карла V, следовавшие за своим Правителем, принесли эту воинскую науку к мадридскому двору. Уже годы спустя мы встречаем название этой науки – «Дестреза».
В качестве заметки и справедливости ради отметим, что Франсиско де Рада является поклонником Иеронимо де Карранза, но это не значит, что он всячески разделяет все его идеи: одни разделяет, другие – нет, в некоторых аспектах имеет собственное мнение, в частности, имеет иное представление о войне. Как вы понимаете, это весьма логично, для Рыцаря воевавшего иметь собственное представление о войне, но всё же во всех фундаментальных аспектах де Рада разделяет позиции де Карранзы, ибо «устои геометрические, математические, психологические – неизменны; и противоречий в документах нет, ибо труды достойны, основаны они на науке».
Обращаясь к ключевой логической линии изложения повторно отметим: возвращение испанских рыцарей после войны в Калабрию и выступает точкой завершения формирования Неаполитанской школы фехтования – и это начало 18 века. И всё не потому, что «кто-то создал Неаполитанское фехтование, словно его сконструировал», но потому, что рыцари с войны вернулись домой и принесли с собой эти знания и умения. Уже упоминавшийся Никола Теракуза и Вентура сам  пишет в труде «Истинное Неаполитанское фехтование»:
«… вы можете меня упрекнуть, что я слишком люблю свою родину, но на самом деле правда превыше всего, потому что я дрался на всех континентах с разными людьми, и никто нас не мог победить».

Однако же, вернёмся к «очевидному и невероятному»: простая глава книги Франсиско де Рада ставит точку в бурном рассуждении и инсинуациях о том, каким образом возникло фехтование в Европе. Командор простым языком объясняет, что не может возникнуть фехтование без войны – оно никому просто не нужно! Безусловно, во все времена существовали и боевые столкновения, и городские бои (которые масштабно имели место в истории в период буржуазных революций, то есть, после обсуждаемых нами событий). Но сравнить даже практику городского боя, пускай в лице такого мастера,  как Леонардо Чьяккио, и вековые войны, и завоевания, что Испанская империя вела в мировом пространстве от индийских земель до стран нынешней Латинской Америки – не представляется возможным, как вы понимаете. Совсем иной класс и иные задачи. Фехтование возникло в тот момент, когда испанская армия, рыцари, командиры, воины – когда все вернулись домой.

«Нет войны – нет фехтования!»

А зачем оно? Кому фехтование нужно? Кому ещё нужна воинская система? Только агрессивному государству, ведущему завоевательные войны, никому более никакая система не нужна. Например, в таковой воинской науке вовсе не нуждается абориген. И никакими судьбами не может он даже задуматься по этому поводу, и на то – свои причины. У аборигена совсем иные потребности: добыть банан или кокос и накормить семью, да защитить её от хищников. Зачем ему «воинская система»? Лучше расскажите, как добыть мяса на охоте или рыбу поймать. Не единократно на это обращал внимание Брэм Фрэнк и другие мастера фехтования нашей с Вами современности.

Далее я бы хотел с вами побеседовать о тайнах этого трактата. И хотя работа над переводом сейчас идёт в полном разгаре, буквально кипит, кое-что нам уже известно, и я не премину с вами этими тайнами поделиться.

Первая тайна – я бы даже назвал её «историческая загадка» — касается того, что, оказывается,  уже в 1711 году, в годы, когда де Рада пишет свои труды, в Мексике уже существует специализированное учебное заведение получившее название «Академия обмана». «Кто создал эту академию?» — спросите вы. И действительно, кто же её родоначальник? И , не зная досконально Неаполитанского фехтования и его стилей, ответить на этот вопрос сложно; однако, в результате пятилетней экспедиционной деятельности и изысканий на юге Италии, а также в результате произведённой реставрации Неаполитанской воинской системы, мы определённо знаем: родоначальник – Король обмана, как его называли при жизни, Маэстро Антонио Маттей.
Догадайтесь, кто патронирует «Академию обмана»? Уже знакомый нам Франсиско Лоренсо де Рада, рыцарь Ордена Св. Сантьяго. И смею заметить, «все подряд» в эту академию не попадали – только «избранные люди».

Тайна вторая. В начале рассказа о системе де Рада описывает некую «индейскую стойку» и говорит, что «…эту стойку не использует никто». То есть никто ранее ни в одном трактате до господина де Рада не говорил об этой редкой стойке, и использовали её только представители мексиканской «Академии обмана». Сам используемый стиль называется им «красивая испанка».

Тайна третья. Появляется первая логическая модель! И для Испании эта модель достаточно странная, потому как это «живое существо» в Испании не живёт. Речь идёт о «СКОРПИОНЕ». И это не просто логическая модель! «Скорпион» впоследствии превращается в криминальную наколку, которая свойственна всем испаноговорящим странам и их криминальным традициям. Бьют скорпиона на правой руке; обладатель такой татуировки – это убийца, мастер ножа, тот, кто убивает других людей, в частности, может быть и наёмным убийцей. Наколка скорпиона существует и сегодня, и она символически не менее важна, чем, например, наколка ПАУКА. (Паук бьется на левой руке, скорпион – на правой). Наколка «Паук» означает, что её обладатель – это авторитетный человек в преступном мире. «Скорпион» же говорит, что перед вами – мастер ножа.

Вернёмся к трактату де Рада и приведём следующую цитату:
«Скорпион – это животное, которое наиболее ярко представляет предательство, потому что обнимает двумя клешнями, которые у него есть, заискивает со знаками симпатии и любви, орудуя своим хвостом. Но он не ласков, согнув свои семь сочленений сзади, нанося смертельный укус.
… те, кто следует этому учению, меж шелковистых их слов, следуют сильным тропам их замысла, хотя эти тропы могут привести к смерти».
О чём идёт речь с точки зрения фехтования? По сути, мы имеем дело с некоей «троекратной» системой. В частности, в результате сцепа двух рук противников возникает некая «лишняя третья рука» — это и есть логическое воплощение «хвоста скорпиона».

И эта же логическая модель указывает на принцип работы «трёх точек». Более того, именно здесь впервые появляются удары ногами.
Допустим, мы схватились «в плащ», отработали обнимающие «клешни скорпиона» — а далее в ход идут удары ногами.

Как видим, стиль «красивой испанки» подразумевает удары ногами.
Тайна четвёртая. Геометрическое обоснование редкой «индейской стойки» также приведено в данном трактате на примере двух моделей, подразумевающих наличие копья. Стойка достаточно сложная: в ней левая нога – впереди; обратите внимание на положение «копья»:

Эта стойка позволяет двигаться в разных направлениях – как внутрь, по направлению к противнику, так и вовне. Более того, применение «индейской стойки» подразумевает создание для соперника некоей «мёртвой зоны», что в поединке чревато для противника. «Мёртвую зону» можно убирать, изменяя дистанцию нанесения удара для противника.
О специфике ударов и их силе мы будем в обязательном порядке говорить далее, по результатам перевода всего трактата. На данном этапе мы только начали знакомство со стилем «красивой испанки» и с дисциплинами «Академии обмана». Более того, как вы понимаете, сравнительный анализ трудов Антонио Маттея и трактатов Франсиско де Рада, которые ещё не существуют на русском языке (мы первые, кто приступили к их научному исследованию в Европе) даст свои результаты. И это, бесспорно, перспективное научное направление.
Но уже сегодня мы определённо можем констатировать: труды командора ордена святого Сантьяго, полевого мастера Франсиско Лоренс де Рада, рыцаря, маркиза де лас Торрес де Рада, старшего канцлера и бессменного секретаря Королевской Аудиенсии новой Испании и острова Санто-Доминго и Филиппин буквально «ставят крест» на многочисленных гипотезах, «около-научных» трудах и даже попросту заявлений отдельных представителей относительно ИСТОРИИ и ПРОИСХОЖДЕНИЯ европейского фехтованияи и как явления, и как системы.

Как вы понимаете,  де Рада свои труды в 1700-хх г.г. пишет не для «современных журналистов покроя 21 века», но в ответ на заявления одного из выпускников той самой «Академии обмана», Диего Родригез де Гузмана.
И это – лишь первый трактат, первый труд Франсиско де Рада, который мы вообще начали изучать… Но он уже срывает маски догадок и домыслов, чётко и доказательно описывая, откуда родом всё европейское фехтование, и кто такие «Маэстро», которые ещё несколько веков назад трепетали перед Испанскими рыцарями-победителями, вернувшимися домой после долгих сражений! Трепетали, жадно учились и наверняка ловили каждое слово…

За сим, разрешите откланяться,
Искренне ваш, Доктор Олег Мальцев

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Олег Мальцев

Ph.D, руководитель Одесского регионального отделения Украинской академии наук, академик УАН, руководитель экспедиционного корпуса.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование cookies Больше информации

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close