Научно-популярная

Наш мир – подделка? Или сказ о фотофальсификациях

В каком веке мы живем? В веке доступности информации, СМИ, открытых навстречу мировым информационным потокам буквально нараспашку, в условиях  «прозрачности» всего происходящего… Такие и подобные заявления, так или иначе, не сходят ни со страниц уважаемых академических трудов, ни из эфиров вечерних передач.

В современной академической парадигме даже приживается такой особенный термин, как «информационная прозрачность» – термин, пришедший из хорошо известной нейронной теории. Термин, не описывающий ни когнитивную модель и не раскрывающий особенностей той самой прозрачности, но скорее открывающий дверь в мир дискуссий и поиска ответов на простой вопрос «А так ли это? Действительно ли мы живём в век стеклянно-прозрачных стен и ничем не прикрытых откровенных информационных поводов? 

Скажем, если что-то происходит в какой-то точке мира, любой интересующийся (а не просто специальный репортёр или журналист) имеет возможность мгновенно найти в сети интернет фотографии с места событий. Посмотрел на фото или изучил «видео из горячей точки планеты» – и всё, уже в курсе того, что «было – есть – и – будет».  Мол, уже точно все знают, что происходит, в этом самом информационно-горячем источнике. Однако, повторимся в озвучивании вопроса: а так ли это? Действительно ли этих нескольких простых «па» достаточно, чтобы делать столь громкие заявления и выводы? 

Начало 2020 года ознаменовалось медийным поводом поистине мирового масштаба. Все следят за Китаем и «эпидемией Коронавириуса»; судя по фотографиям и описаниям к ним, планету ждет не меньше, чем апокалипсис, и уже наяву воплощается в жизнь сценарий  американского «Disaster movie» (фильм-катастрофа), вот только кто его режиссёр, мы пока не знаем. Каждый день нам показывают фотографии с лежащими в неестественных позах людьми на асфальте, они появляются в соцсетях, как подснежники в марте… И не только одиноко лежащие люди показываются, но также и пустые полки магазинов, неоживлённые улицы, утопающие в дыму химических распылений, фотографии людей с искаженными в истерике лицами. Правда ли это, так ли все на самом деле? Я не знаю. Почему? Ведь подобного рода фальсификация не нова, мы, жители 21 века, это уже видели и неоднократно. Мы много раз уже становились свидетелями того, как фальсифицируются различные данные, к тому же Китай – это достаточно информационно закрытая страна, и в этой плоскости в руках «доброжелателей» – полная свобода для искажения информации. И поскольку названная тема сейчас словно «тренд» или «волна», на ней могут и заработать, и пропиариться, все, кому не лень. Эти «доброжелатели» подхватывают фотографии и распространяют их с устрашающими названиями, причём, чем страшнее фотографии, тем лучше!  «Тем больше лайков и подписчиков будет у меня», – думает владелец ресурса, непосредственно не проверяя достоверность содержимого снимков.  

В мире всё циклично, все повторяется

Кто-то, вероятно, может заявить, что человечеству «так и надо», мол, сами во всем виноваты, сами докатились со своим интернетом, демократией и свободой слова, раньше такого не было. Не могу согласиться с рассуждениями подобного рода. Да, возможно это явление – фальсификации и их намеренное распространение – было не настолько массовым, однако, всё-таки присутствовало. Приведу несколько ярких и наглядных примеров.

Конец 15-го века, всем нам известный Микеланджело Буанаротти, автор величественной скульптуры Давида во Флоренции, росписи Сикстинской капеллы в Риме и купола храма Святого Петра в Ватикане.  Впрочем, в те времена, ещё мало кому известный, начинающий скульптор Микеланджело, нуждаясь в деньгах, идёт на обман. Ренессанс широко шагая, вторгался в среду высших умов и ценителей развития культурного наследия Италии. Ренессанс как эпоха отличался от прочих возвращением к ценностям, науке и искусству античности, соответственно, всё, что было связано с античностью и архаичностью, было «модно» и в цене. Микеланджело решает изваять античного купидона; более того, состарив его, он сможет заработать в 10 раз больше (то есть, выдав скульптуру за античную). Для этого молодой и находчивый скульптор закапывает изваяние в землю на два месяца, что придает ему вид старины. Продает Микеланджело скульптуру не последнему человеку во Флоренции, но самому кардиналу, который, в частности, имел влиятельных и именитых друзей, в том числе, экспертов-художников, которые раскрыли обман. Впоследствии Буанаротти был вынужден бежать из города и искать убежище до тех пор, пока Медичи его не взяли под собственную защиту, что позволило тому вернуться в родной город.

Другой пример: всем известные Ротшильды, как и многие иные представители богатых семей под соусом шутки и юмора говорят, что могу отчитаться за каждый свой миллион, кроме… первого.  Исторически известно, что они разбогатели на подделках метрик (генеалогических деревьев) королевской семьи и дворян. Метрика – это особенный документ, прерогатива исключительно высшего сословия аристократов; не имея под рукой эксперта, выявить подлинность такого документа не представляет никакой возможности. Также вполне вероятно, что и многие исторические книги и документы прошлых веков подделаны, причем, искусственно созданы как в те «тёмные времена», так впоследствии. В таком случае помощи специалистов и экспертов мало, нужны параллельные экспертизы и эксперименты, но об этом чуть ниже. 

Как видите, взглянув на происходящее в 21 веке через призму истории, можно сказать, что явление фальсификации и «выдачи желаемого за действительное» вовсе не ново, всё это уже было использовано умельцами ранее, и благодаря технологиям современности эффект фальсификации только мультиплицировался.

О подделках и поделках

С возникновением фотографии технологии изготовления подделок усложнились. К примеру, во время Второй Мировой войны на многих военных личных документах  не было фотографий, на достоверность документа указывала печать ведомства, выдающее его; однако советская разведка ловко подделывала такие документы и, если разведчика никто не знал в лицо, то с такими документами можно было внедриться, куда требовалось. С переходом к массовому использованию фотографии такого рода подходы стали более комплексными.

Фальсификация изменялась, адаптировалась под среду, да и технический прогресс не знает ни сна, ни перерывов. Так, все знают про Photoshop и его возможности, однако профессионал отличит подделку от оригинала, как бы искусно она ни была изготовлена. Фотограф, зная свойства объективов, поведения разных камер, работу света, всегда сможет увидеть подделку на техническом уровне. Профессионал отличит кадр, снятый на дальномер Leica от фотографии, запечатлённой на зеркальный Nikon, или же отличить военный Contax  от крупноформатной камеры-коробки начала 20-го века, которая снимает на крупный формат. Поэтому с точки зрения верификации фактов и доказательств в плоскости фотографии мы, конечно, рекомендовали бы опираться на плёночную фотографию, ведь у плёнки всегда есть негатив, а по нему точно можно заключить, предлагается ли подделка или всё-таки оригинал. 

Для этого учёному и нужно быть фотографом, чтобы, как минимум, суметь отличить подделку от оригинала. Есть и другая рекомендация: познакомиться с соответствующими специалистами и экспертами, в чём, конечно, как уже говорилось ранее, очень помогает Фотографическое научное обществе, в котором всегда состоят эксперты высшего плана. 

Знание истории фотографии также избавляет от многих ошибок, ведь саму фотографию можно и не подделывать, злоумышленники могут всего-лишь изменить подпись: к примеру, выдать фотографии племён Африки, запечатлённых в рамках проекта «Genesis» (автор фото – Сибастио Сальгадо) за рабов в английских колониях. Фотографии, которые не имеют отношения к теме дела, были сфотографированы в другое время, в другой точке земного шара. Но злоумышленник совершает простое короткое действие и подписывает фотоснимок совершенно иначе. В таком случае знание фотографов и их работ уже уменьшает вероятность остаться обманутым. 

Также подделкой может оказаться совершенно настоящая фотография, просто изготовленная и преподнесённая в особых условиях. Как это работает? Нам могут показывать подлинную фотографию 2-х летней давности или фотоснимок, запечатлённый в другой стране, на иной территории. Это может оказаться снимок другого происшествия, а не того, что лоббируется силами СМИ (как это часто использовалось в случаях с китайским коронавирусом). 

Всё просто: достаточно изменить описание к фотографии, как изменится восприятие происходящего, сформируется иное отношение зрителя к событиям, запечатлённых на фото, причём порой перемены кардинальны. Вспомните советский документальный фильм «Я и другие», который, в том числе, описывает психологический социальный эксперимент (режиссер фильма Ф. Соболев). Сцены фильма показывают два зала с людьми, которым демонстрируют одну и ту же фотографию человека; только сидящим в первом зале сообщается, что на снимке – примерный семьянин, а участникам эксперимента из второго зала сообщается, что на фото – убийца. Эксперимент явно демонстрирует, как зрители заранее согласились, что описание фотографии и есть правда, что также подтверждалось описанием, каков этот человек на снимке по их представлению. Результат эксперимента, по сути, невероятен: те люди, которым сказали, что человек на фотографии – семьянин, предполагали, что он, наверное, добрый, отзывчивый, любит детей и т.д. Вторая группа, которой сообщили, что человек на фотографии – убийца, описывали его, как злого, хитрого, асоциального элемента и т.д. Как видите, достаточно изменить подпись под фотографией и отношение к её содержимому у обыкновенного человека изменится. Собственно, технические средства фальсификации фотографий примитивны в сравнении с психологическими способами.

Хотелось бы затронуть ещё некоторые технические аспекты фотографии, на которые можно обратить внимание при создании собственной выборки. И это параметр, связанный с GPS. Так, если мы говорим о мобильной фотографии или, наоборот, о профессиональной фотографии, всё равно и в первом, и во втором случае существует понятие «локация». Локация и географическая привязка – это информация, которая содержится в метаданных цифровой фотографии; во многих случаях таковая информация позволяет определить, действительно ли данное фото было снято в заявленной локации. Более того, при нынешнем прогрессе технологически соответствие можно проверить, не выходя из дома – при помощи Google Earth и Google street – программ, которые позволяют «прогуляться» по улицам любой точки мира. И, конечно же, рекомендуется отдавать приоритет старым фото для сравнения, так как плёнку, старые открытки, официальный фотографии и т.д. подделать сложнее.

Очень важно не только знать историю фотографии, но и историю фотографической техники, поскольку в разные декады камеры использовали различные форматы, что, несомненно, повлекло отличие в фотопродуктах и фотоснимках с технической и оптической точки зрения. Так же это знание даёт понимание, что, к примеру, если фотография обрезана, значит, зрителю показывают не всё. И это, в свою очередь, может послужить поводом к совершенно естественному подозрению, что вас намеренно пытаются ввести в заблуждение. 

Фотомистика на заре

Чем активнее мы технологически развиваемся, шагая в ногу с 21-м веком, тем меньше и меньше специалистов наблюдается в аналоговой фотографии, поэтому так важно самостоятельно разбираться в самой технике и её истории. К слову, на рассвете 20-го века некая «фальсификация» фотографий была даже в моде: речь идёт о так называемых обманках, «мистических» и «эзотерических» фотографиях, например, люди без головы, призраки на фотографиях и многое другое. Всё это изготавливалось посредством ретуши самого негатива, либо при печати совмещались два негатива – так называемая мультэкспозиция. Однако в интернете уже похлеще сквозняка «гуляет» множество статей, в которых заявляется о мистицизме тех времён, причём «авторы» в качестве доказательств собственных громогласных идей ссылаются на данные фотографии. 

Та же логика применима к анализу статей, повествующих о происхождении и истории городов, которые утверждают, что на улицах прошлого вовсе нет людей (истории о мёртвых городах и так далее). Однако такие «исследователи» забывают, что в те времена чувствительность фотоэлемента была крайне мала, что влекло за собой длинную выдержку, исчисляемую до получаса. Естественно в таком случае, люди, движущиеся по улицам, на полученном фотоснимке будут настолько смазаны, что наблюдателю спустя 100 лет неясно, были ли люди вообще. 

Эти все причины свидетельствуют о том, что исследователю очень важно быть образованным в науке фотографии либо взаимодействовать с рядом специалистов и экспертов.  

Говоря о достоверности фотографий, нужно быть осторожным и прежде чем опираться на них, как на факты или доказательства, стоит экспертно и критично на них взглянуть, возможно, неоднократно обратиться к экспертам, чтобы в последствии на вас не указывали, как на дезинформаторов или на фальсификаторов.

 Описанные в рамках данной статьи методы не являются исчерпывающими, но выступают основными. Безусловно, с таковыми методами рекомендуется всем современным учёным, исследователям, журналистам, репортёрам и вообще всем, кто так или иначе сталкивается с информационными вопросами и тем более оперирует фотографией как инструментом извлечения научных данных. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Алексей Самсонов

Фоторедактор журнала "Экспедиция", член президиума Одесского фотографического общества, действительный член экспедиционного корпуса, член-корреспондент УАН

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование cookies Больше информации

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close