Репортаж

Профессор В. Лунёв об итогах экспедиции в Калабрию

Сложнейшие непонятные пещеры-гроты, ценнейшие с точки зрения архитектуры и культов древние сооружения, закрытый архив – то, где я побывал во время этой поездки с Экспедиционным корпусом, можно назвать буквально: рай для учёного. И мне нужно было думать только о предмете исследования, поскольку все организационные вопросы решены наперёд и я полностью мог погрузиться в среду объектов своего изучения. 

Сегодня я возвращаюсь в Украину. Жду чуда современной техники – самолёта, сижу в комфортабельном аэропорту, и мне вспоминается наш подъём на Аспромонте, к святилищу Мадонны ди Польси в самом сердце Калабрии. Нужно быть слишком убеждённым в чём-то или испытывать слишком большую потребность, чтобы такой подъём преодолеть. При всём своём рационализме, я испытал диковато-страшные ощущения перед лицом калабрийской первозданности, в которой увековечена традиция. Кстати, что касается чудес техники – Копус после этой экспедиции располагает доказательствами, что самолёт – это просто детская игрушка по сравнению с летающей тяжёлой техникой, которой столетия назад выпиливались скалы в Аспромонте, и посадочные площадки для которой имеются чуть не в каждом горном городке Калабрии. Мы много чего не знаем о своей истории…

Кстати, о горных городках. Меня очень сильно впечатлила горная Калабрия, чистота и порядок, и каждый раз диву даёшься, что здесь НИКОГДА НЕТ ЛЮДЕЙ. Вот где они? Заводов нет, ферм нет, ну вышивают, может быть, дома сидят. Причём видно, что люди в этих городках очень достойно живущие, что касается быта. В них какой-то невероятно мощный ген, отвечающий за сохранность смыслов из предыдущих столетий, они не дают пропасть их символическим носителям. В повседневной жизни этих людей на 100% реализована философия культуры.

Насколько же сильно то, что я увидел в экспедиции, отличается от закоснелого представления о деятельности учёного! Культуру и философию народа невозможно изучать по книгам: если ты вне среды, то как можешь об этом рассказывать? Нужно находиться в самой среде обитания твоего предмета, а не музеи изучать. Это совсем разные форматы, и я крайне благодарен Олегу Викторовичу Мальцеву, нашему Капитану, за то, что он познакомил меня со своим методом проведения научных исследований.

В экспедицию мы отправлялись проверять 3 научные концепции: фатума (о том, что некая фатальность влияет на человека и изменяет его жизнь без его ведома), философскую концепцию о парадоксе Бодрийяра, и концепцию о том, что каждый из нас рождается преступником (то есть о методологии достижения результата на основе понимания преимущественного двигателя человека). Уже в  самой экспедиции появились 4-я концепция, которая заложила, на мой взгляд, не больше и не меньше, как начало новой академической дисциплины: речь идёт о символьной психологии – это то, ради чего Юнг оставил наследие в 72 программных труда, но не достиг результата, произведенного Экспедиционным корпусом за две недели калабрийской экспедиции. До сих пор никто не знал и не осознавал степень влияния символа на память человека.

И уже буквально вчера у нас с Олегом Викторовичем родилась 5-я концепция, о происхождении векторов теста Сонди, описывающая природу побуждений человека. И пятая концепция разрешает первую, об этом подробно будет рассказано в научном труде, который мы будем писать с доктором Мальцевым по итогу экспедиции, когда он вернётся с научного симпозиума в Палермо. Я, честно говоря, испытываю настоящий восторг, когда Олег Викторович учит меня построению исследовательской концепции, которая может потом применяться и как технология! Поскольку сегодняшний методологический подход, применяемый в науке, откровенно говоря глуповат, а подход Мальцева неизменно гибок и многофункционален.

Единственное, что хочу отметить прямо сейчас по поводу пятой концепции, так это то, что она делает Судьбоанализ живым. Ведь если, как считалось до сих пор, у человека есть один-единственный вектор, побуждение длиною в жизнь, если всё в его судьбе связано лишь с одним двигателем, потребность компенсировать который является иррациональной сверхзадачей, то невольно задаёшься вопросом: а зачем тогда вся остальная жизнь?.. Когда мы обнародуем данную концепцию задействования всех четырёх векторов Леопольда Сонди, это будет новая веха в понимании Судьбоанализа, она многих удивит. Это будет тот самый момент, который, что называется, всё делит на до и после. 

В завершение скажу, что как с чем более сложными пациентами работает врач, тем лучшим специалистом он становится, точно так же чем с более сложными выборками работаешь как методолог науки, тем больше у тебя шансов перелопатить, переработать теорию. Если использовать судьбоаналитический подход в обычных рамках, там он и заканчивается: перешли на мелочёвку, есть тест – и вперёд (и никто даже не задумывается, что категории удерживаются в тех же рамках, а само понимание категорий серьёзно изменилось). А Олег Мальцев, например, решил использовать судобоаналитику в обширном исследовании криминальной субкультуры! Но для того, чтобы до этого додуматься, нужно было знать гораздо более сложные  материи, чем просто тест Сонди. Это мощно – тут иначе не скажешь. Всплеск единовременного появления ответов на многие вопросы. Чем сложнее опыт самого исследователя, тем сложнее концепция, тем солиднее модель. Просто плавая на поверхности, поднять с глубины что-то невозможно. Это очень впечатляет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Виталий Лунёв

Почетный доктор Оксфордского Академического союза, член Американской психологической ассоциации, Всемирной федерации психического здоровья (США), действительный член Всемирной академии медицинских наук (Нидерланды), Украинской академии наук, член-корреспондент Британской международной академии образования, кандидат психологических наук, ассоциированный профессор.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование cookies Больше информации

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close