Научно-популярная

Психология ущербности: психология мира, в котором живет человек

Прежде чем говорить о психологии мира и психологии ущербности, хотелось бы рассмотреть взгляд некоторых ученых, изучавших данную проблематику.

Если посмотреть на психологию ущербности через призму исследований социолога Жана Бодрийяра, то можно понять, что речь идет о психологии симуляции. По мнению Бодрийяра, симуляция — это несуществующая копия или плохая подделка, то есть здесь речь идет о некоей психологии плохих подделок.

С точки зрения психолога Льва Выготского, психологию ущербности можно представить как психологию обмана, где определенным переходником в виде среды является искусство.

Изъясняясь словами философа Фридриха Шеллинга, мы обсуждаем отсутствие акта творения. Это означает, что вместо того, чтобы создавать, люди начинают придумывать. Но в данном случае речь идет не о психологии, а о так называемой лжи, что является более примитивной формой ущербности. Здесь же ущербность толкуем с точки зрения искусства, что является более возвышенной формой данного понятия.

Обозначим области, в которых может проявляться ущербность человека.

Существует 3 основных аспекта функционирования жизни каждого человека: «думаю», «говорю», «действую». Именно в этих аспектах возникает проявление ущербности. Разберем их более подробно.

Блок 1 «Думаю». Мышление человека может быть ущербным. Рассмотрим его на примере парадигмы «Если кто-то будет за меня думать так, как мне нравится, то я согласен». Самому человеку сложно думать, принимать решения и делать выводы, а значит, он ищет того, кто будет делать это за него. Такому положению вещей сегодня во многом способствует Интернет, где «есть все». Достаточно написать интересующий вопрос в командной строке браузера – и через мгновение появится определенный выбор ответов. Из этого списка можно выбрать тот, которой больше всего нравится. Можно использовать Интернет для сбора информации, чтобы затем разбирать ее на достоверную и симулятивную. Но большинство людей принимает найденный объем данных уже как правдивый, не подвергая его оценке или проверке.

Блок 2 «Говорю». Главным фактором этого блока является достижение консенсуса или согласия. Сегодня люди стремятся к тому, чтобы с ними согласились (один человек или группа лиц), а не к тому, чтобы решить вопрос при помощи слова.

Информацию в Интернете большинство людей воспринимает как предмет консенсуса большинства, потому и не дают ей какой-либо оценки. Коллективное принятие решений является привычным для современного человека, но всеобщая договоренность невозможна и всегда ведет к симуляции. Причина в том, что при таком подходе отсутствует контрольно-проверочная функция, и люди просто соглашаются с мнением большинства.

Вилла «Palagonia», Сицилия

В качестве примера рассмотрим общеизвестную американскую логику достаточной очевидности, которая активно применяется во всех сферах жизни. Забегая наперед, уже можно сказать, что такая логика порочна по природе своей, и в жизни не может быть ничего достаточно очевидного — все подлежит детальному рассмотрению, исследованию или расследованию. Пример использования такой логики может выглядеть так: «Зачем расследовать преступление, если достаточно очевидно, кто является преступником?».

Существует древнеримское высказывание, которое гласит: «Ищи кому выгодно». В этом примере хотелось бы обратить внимание на слово «ищи», которое является неким побуждением к действию и расследованию. Но, с точки зрения симуляции, подобное высказывание будет выглядеть так: «Я сразу знаю, кому выгодно» или «Мы можем договориться о том, кому выгодно». Сегодня одним из немногих факторов, сдерживающих общество от данного симулятивного подхода, является право. Наш кодекс включает в себя понятие «события преступления», что обязывает стороны разбираться в том, случилось ли в действительности некое событие.

Блок 3 «Действую». Большинство людей стремятся делать то, что они хотят. Однако это может совершенно не сочетаться с желаниями других людей, что в итоге приводит к конфликту. В данном случае сдерживающим фактором является законодательная система в виде права. Иначе конфликты на базе желаний людей привели бы к полному хаосу в обществе.

Разделим людей условно на 2 категории по параметрам ущербности:

1. Временная ущербность.

2. Критическая, или фатальная ущербность.

Если мы рассматриваем человека с точки зрения ущербности, то всегда возникает вопрос, насколько быстро человек может измениться и чему-то научиться. На изменение человека с критической дозой ущербности понадобится много времени и внимания. Он быстро перестроиться не сможет. Чтобы такого человека чему-либо научить, необходимо длительное время его приводить в порядок, перестраивать его мышление, менять убеждения и т.д. Человек с временной ущербностью способен довольно быстро перестроиться и откорректировать свое мышление. Чему-либо его научить можно будет за короткий срок.

Для большего понимания, можно условно сопоставить временную ущербность с такой категорией людей, как холерики, а критическую или фатальную ущербность с никчемными людьми. Холерики готовы быстро все исправить, а никчемные считают, что их нужно принять такими, какими они есть, и меняться не желают.

Безусловно, существуют подходы и методологии, позволяющие работать с обеими категориями ущербности: подход академика Яковлева позволяет работать с временной ущербностью, а подход академика Попова предназначен для работы с критической, или фатальной ущербностью.

Модель работы Попова — «разрушать и строить заново». Такой подход применялся, когда речь шла о штучной работе, о специалисте высшего класса. Такой человек будет во сто крат превосходить всех остальных людей.

Модель работы Яковлева — «достраивать». Данный подход применялся, когда был необходим специалист уровня выше среднего и, как правило, не один, а группа лиц.

На примере фотоаппарата это выглядело бы так:

1. Фатальная ущербность: фотоаппарат не пригоден и не надежен. Его нужно менять на другой фотоаппарат, а этот выбросить.

2. Временная ущербность: достаточно перепрошить настройки фотоаппарата — и его недостатки будут полностью устранены.

На модели семейной жизни можно рассмотреть такой пример. Представьте, что муж на протяжении 10 лет бьет жену. Это проявление критической ущербности как со стороны мужа, так и со стороны жены. Очевидно, что ничего не поменяется, но жена все еще надеется на это. Таким образом, критическая ущербность жены равна критической ущербности мужа. Когда проблема лишь в определенных недомолвках, может быть достаточно одного разговора, чтобы решить все проблемы. Так выглядит проявление временной ущербности.

Вилла «Palagonia», Сицилия

Три описанных блока — «думаю», «говорю» и «действую», — параметрально могут быть сформулированы как консенсус, церковность и обман.

Основой достижения консенсуса является форма ущербности «думаю».При этом в основе «думания» как принципа формирования ущербности другого человека всегда лежит внушение. Формула внушения выглядит следующим образом: обработка данных за человека, умноженная на выгоду. Именно в этот момент работает принцип «Если кто-то будет за меня думать так, как мне нравится, то я согласен». Соответственно, внушение происходит беспрепятственно, позволяя достигать консенсуса.

Церковность как система формирования ущербности эксплуатирует метод «говорю». Основой церковности является концепция греха, или греховности. Каждый церковный человек должен чувствовать себя грешным и ущербным.

В основе действий как проявления ущербности лежит обман. Скорости жизни с каждым днем увеличиваются, а научный подход всегда требует большого количества времени. Потому освоение обмана намного быстрее освоения какой-либо системы, соответственно, люди, как правило, выбирают для себя подход обмана.

Существует определенная категория, которая соединяет все три системы («думаю», «говорю» и «делаю») воедино, как некая ось, — это авторитет. Современная практика создания симуляций применяется с учетом этой категории. Как это выглядит? Вместо того, чтобы человеку или группе лиц внушать что-либо, постоянно уделяя этому время, эффективнее выставить некий авторитет. Достаточно будет один раз внушить необходимость авторитета, чтобы впоследствии он беспрепятственно воздействовал на умы людей. Все, что он, являясь авторитетом, будет говорить, будет восприниматься как аксиома.

Конечно же, если необходимо человека чему-то научить, то неверные и неэффективные авторитеты нужно разрушать, выстраивая, вместо них, результативные авторитеты.

Важно учесть, что человек должен сам выбирать для себя авторитетов, вместо того, чтобы ему их навязывали. Только так сила авторитета будет работать. Однако, учитывая то, что экономика потребления сегодня приучила человека ожидать предложения, он будет готов рассмотреть предложенные варианты. В результате именно авторитеты, которых человек добровольно для себя выбирает, делают его ущербным в той или иной степени. Это подход влияния на людей посредством дискредитации, которая в определенной степени стала основой нашего мира.

В качестве примера использования дискредитации можно рассмотреть рыночные взаимоотношения конкурирующих компаний в борьбе за монополию. В таких ситуациях использование имени для дискредитации авторитета является уже привычным подходом. Соответственно, для работы такого подхода необходимо постоянно растить новых авторитетов. Делается это, как правило, искусственно, методом достижения согласия, посредством внушения, церковности, искусства и обмана. Более того, эти методы используются именно для создания авторитетов, а не для того, чтобы внушать людям различные формы симуляций.

В современном мире у каждого авторитета существуют определенные симулятивные критерии, например, количество подписчиков или лайков в социальных сетях. Эти показатели во многих случаях в наши дни считаются весомым фактором влияния авторитетов. Однако изготавливаются они, как правило, искусственно. Также применяется определенный метод круговой поруки, который называется партнерской программой. В таких программах одни авторитеты продвигают других авторитетов. Посредством этих методов сегодня популяризируется большая часть ресурсов и товаров.

При этом необходимо учесть некоторые факторы: хороший человек или специалист — это довольно спорная категория, которую сложно проверить быстро и, тем более, на расстоянии. Если речь идет о продукте в виде товара, то он должен изначально иметь хорошее качество, иначе система сработает лишь на начальном этапе. Например, корпорация Apple, которая является одной из самых дорогих публичных компаний за всю историю. Миллионы людей по всему миру считают товары Apple качественными и приобретают их на протяжении многих лет. Однако назвать какой-либо продукт безусловно хорошим мы не можем в силу ущербности, так как все познается в сравнении. Если товар хороший, то всегда возникает вопрос: хороший по сравнению с чем?

Рассмотрим пример из сферы фотографического дела. Многие люди считают камеру Nikon довольно привлекательной по внешнему виду. Но не все знают, что каждая модель Nikon разработана итальянской дизайнерской фирмой именно для того, чтобы нравиться потребителю. Производителям камер крайне важно, чтобы людям, глядя на их товар, хотелось его купить. В определенной степени красота и внешний вид становятся важнее качества. Затем человек, отдав деньги за товар, полагаясь на его привлекательность, начинает себя убеждать, что сделал это не зря. Так запускается механизм самовнушения, потому что деньги отданы, а свою ошибку признавать сложно. Мы говорим о тех случаях, когда внешний вид не соответствует качеству товара. Это некая парадигма ущербности, которую можно обозначить так: «красота важнее содержания».

Существует также другая парадигма ущербности – «содержание требует красоты». В данном случае речь идет о том, что хорошая вещь не может быть некрасивой.

Вилла «Palagonia», Сицилия

В итоге, красивое становится некрасивым, и наоборот. Содержание не соответствует обертке, что приводит к возникновению симуляции, иллюзии и обмана, на поводу которых люди идут каждый день.

Хотелось бы еще отметить существование такой критической категории, как деньги. Деньги – это та категория, которая в наши дни делает ущербным подавляющее большинство людей. Сегодня деньги стали некой формой, обеспечивающей наше существование, и стали важнее достигнутых результатов, навыков и умения что-то делать.

Далее рассмотрим ущербность с точки зрения прототипологии, на примере фильма Алексея Мизгирева «Дуэлянт» (2016 г.), который является своего рода учебником по ущербности. Весь фильм построен на принципе «ущербность против совершенства», где роль совершенства играет Колычев, лишенный дворянского титула, почти погибший, которого какая-то колдунья на Алеутских островах сделала бессмертным. Все люди, которых он убил на дуэлях, считали себя совершенными, но оказывались ущербными по сравнению с ним. Для Колычева пуля — это удар кием по бильярдному шару, не более того. Еще во времена имперской России верхом совершенства считалось умение выигрывать, потому дуэли были исключительно на пистолетах, и все зависело лишь от личного фарта каждого дуэлянта.

Подобная парадигма русской формы совершенства всегда заметно отличалась от формы совершенства Западной Европы, основывающейся на иерархии в обществе. В Европе дуэли по большей части проходили на шпагах, где побеждал тот, кто достиг большего уровня совершенства в фехтовании. Если бы в Европе какой-то самозванец намеревался попасть в круги высшего общества, то вероятность его победы в честной дуэли на шпагах была бы практически нулевой.

Вопрос о причине таких различных форм совершенства русского и европейского человека остается открытым и по сей день. Комплексного исследования в этой области никто не проводил.

С точки зрения прототипологии, мы могли бы обозначить жизнь для русского дворянина как дуэль со смертью. На эту тему Александр Розенбаум написал прекрасные стихи, одна из строк которых звучит так: «…Еврей каждый день с судьбой играет…». Что это означает? Согласно еврейской доктрине, если человек соответствует определенному духовному статусу, то он становится бессмертным. При этом любой конфликт — это несоответствие статусу. Таким образом, дуэль для русского человека является Высшим Божьим судом. Если ранг человека соответствует его положению, то пуля его не возьмет, потому что Бог этого не допустит.

Дуэль на шпагах имеет совершенно иное значение и является определенным предохранителем иерархии. Для русского человека не существует понятия иерархии, как для европейца, соответственно, бесспорного вертикального подчинения не существует. Есть временная иерархия и временная подчиненность, где человек должен каждый раз доказывать поступками свою преданность, чтобы в нем не сомневались. Человек может ошибиться, но не Бог. Именно поэтому, если один из противников имел преимущества перед другим в стрельбе на пистолетах, то шансы всегда уравнивались. По этой причине в имперской России существовало огромное количество разновидностей дуэлей.

Русскую форму дуэлей также можно назвать еврейской или книжной формой. Это некая дуэль мудреца. А если человек – мудрец, то он должен быть бессмертным.

Вторая форма дуэлей — это так называемая корабельная форма с клинком. Это европейская христианская форма дуэлей. Мы и сейчас можем видеть изображения Архангела Михаила с мечом и копьем. Он, как рука Бога, является тем, кто хранит Божественную иерархию. В корабельной форме дуэлей власть капитана держится на клинке, а не на огнестрельном оружии, иначе это будет не честно. Капитан должен быть лучшим во всем. С корабельной точки зрения, пистолет — это случайность.

Таким образом возникает 2 прототипа:

1. Виртуоз, который любим Богом.

2. Капитан. Клинковая форма.

Прототип виртуозов требует наивысшей формы совершенства. Прототип капитана — это иерархическая форма, требующая поэтапного подъема по ступеням иерархии вслед за повышением уровня совершенства человека. В этом случае необходимо четко отдавать себе отчет, кем можно командовать, а кому обязан подчиняться.

Форму виртуоза можно обозначить как модель вертикальной переменной оси, а клинковую форму можно условно представить в виде модели ступеней вверх. При таких предъявленных формах совершенства, иерархическая форма, сталкиваясь с формой виртуозов, всегда терпит неминуемое поражение. Виртуозы исключают мастерство, у них все решает Бог.

Исходя из этой прототипологии, можно увидеть проблему обучения русского человека. Прототипологически русскому человеку не нужно мастерство. Мастерство является критерием низшего сословия, то есть ремесленников. Умельцы всегда были простолюдинами. Однако сегодня экономика и бизнес требуют мастерства, и в этом кроется главная проблема современного общества.

Европейский дворянин, напротив, считает своим долгом совершенствование мастерства в разных аспектах, например, в управлении, фехтовании, знании науки, мастерства строительства крепостей и т.д. В имперской России считалось, что дворянин не должен ничего уметь делать, потому что его любит Бог. Но сегодня современный человек не может соответствовать этому прототипу, пытаясь освоить форму мастерства. Таким образом, происходит некий конфликт с собственной памятью.

Обратите внимание на то, что бо́льшая часть вещей, которые сегодня используют люди, таких как одежда, обувь, автомобили, сделаны в Европе, что подтверждает описанную прототипологическую гипотезу. 

Однако, оборачиваясь в глубину истории, мы могли бы отметить, что мужество и героизм являются категориями, присущими славянскому человеку и не присущими европейцу. Храбрость, доблесть и достоинство на грани безумия — такими были великие русские полководцы.

Европейцы — люди расчетливые и не станут геройствовать понапрасну. Это мастера другого склада, главным критерием которых является факт «умею / не умею». Отсутствие ущербности всегда прямо пропорционально мастерству европейца. Для русского человека главным критерием отсутствия ущербности является совершенство в виде боголюбия. Именно поэтому обучение для русского человека является некой формой унижения, вызывающее сопротивление. Соответственно, чтобы научить русского человека определенным навыкам, необходимо, в первую очередь, изменить философию. Почему это так важно? Человек не считает себя ущербным. На подсознательном уровне он видит себя совершенством, при этом тот, кто хочет его чему-то научить, как бы портит это совершенство. Так образуется конфликт на уровне памяти и сопротивление на уровне физическом. Другими словами, можно сказать: «Не нужно в меня вносить изменения, я и так совершенен».

По этой причине человек, приходя на собеседование в компанию, может вести себя вызывающе, ожидая при этом выгодного предложения. Он считает себя совершенством, и лучшим способом показать ему, что это не так, является постановка задачи. Это будет своего рода дуэль с задачей, которую он каждый раз будет проигрывать. Без подобной рабочей процедуры научить человека и даже объяснить ему, что он дилетант, будет крайне затруднительно.

Автор: Марина Ильюша, руководитель НИИ “Международное судьбоаналитическое сообщество”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование cookies Больше информации

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close